«Мне всегда было интересно слушать других людей, вникать в ситуацию и предлагать неожиданные решения проблемы»

uN3Ka_OEfso

Надежда Владиславова рассказала самарской «Комсомольской правде», из какой сферы она пришла в НЛП и кто приходит на ее занятия.

Итак, Надежда, вы руководите психологическим центром, проводите семинары и вебинары по психологии, при этом ваше первое образование — театральное училище, как же так получилось, что вы так радикально поменяли образ жизни? Променять яркие огни театра, суету съемочной площадки — мечту миллионов девушек — на помощь другим людям, как так получилось?

После театрального училища меня начали приглашать играть в кино, причем преимущественно роковых женщин начала прошлого века, успела поиграть и в театре. Работа актрисы мне нравилась, и это был важный опыт в моей жизни. Но, к сожалению, такая жизнь протекает в одних и тех же рамках: спектакль-съемка, спектакль-съемка… И вот однажды наступил момент, когда для меня стало очевидно, что проживание чужих жизней – это не совсем мое, и что определенный этап моей собственной жизни закончен.

Мне всегда, можно сказать, с детства, было интересно слушать других людей, вникать в ситуацию и предлагать неожиданные решения проблемы, да и психология давно меня манила. Я решила после школы идти в театральный вуз, а не на психфак МГУ только потому, что туда нужно было сдавать математику, а я эту замечательную науку всегда как-то плохо чувствовала. И вот однажды, буквально сразу, как только я ушла из актерской профессии, мне посчастливилось попасть на семинар по НЛП, и с первого же раз наблюдать работу настоящего матера — Андрея Виноградова. Когда я своими глазами увидела, как он за пять минут помог человеку навсегда избавиться от страха, я раз и навсегда влюбилась в НЛП. Мне повезло: клиентов было много, они были очень разными и в плане тех проблем, которые они предъявляли, и по возрасту, и по роду занятий. Они многому меня научили! И неожиданно, благодаря моему знанию французского языка, среди моих клиентов появились французы. Для меня это был крайне интересный вызов — «Ну-ка, а теперь давай точно так же, но еще и по-французски!». Слух о том, что в Москве работает психотерапевт, который ведет прием на французском языке, разлетелся быстро. Меня нашли французы, сотрудники организации «Врачи мира»: они как раз собирались открывать миссию в Чечне, где в это время шла война, и предложили мне поехать туда поработать вместе с ними. Я, конечно, согласилась.

Не могу не спросить, как вы приняли такое решение?

Наверное, это такой склад психики у некоторых людей, к числу которых я, видимо, тоже принадлежу. Если где-то происходит что-то страшное, то мне хочется немедленно тоже быть там, чтобы помогать. Уже где-то за полгода до предложения французов я думала о том, как бы мне попасть в Чечню и хоть чем-то помочь тамошним мирным жителям пережить весь этот ужас, и вдруг — это предложение!

Неужели вам не было страшно?

А как же! Перед самой поездкой было по-настоящему страшно, все мы понимали, что территория местами заминирована, и никто точно не может сказать, где безопасно, а где нет. Мы имели достаточно информации и о регулярных обстрелах, — в общем, мы были вполне в курсе, что там идет настоящая война. Но у моей психики есть одна спасительная особенность: когда у меня возникали экстремальные ситуации, — а мне доводилось в свое время прыгать с парашютом, объезжать лошадей, — то откуда-то появлялось чувство, что все происходящее я вижу как бы со стороны. Именно эта особенность и позволила мне достаточно эффективно работать в тех особых условиях.

А какую задачу вы ставили перед собой, ведь понятно, что прекратить тот ужас было не в силах врачей?

Задача миссии — психологическая реабилитация мирного населения. Мы стремились поменять, так скажем, субъективную картину мира людей, — дать человеку психологическую передышку, эмоциональную поддержку и наполнить его необходимыми ресурсами, чтобы выжить и восстановиться. Но мы прекрасно понимали, что в той реальности возникновение очередной критической ситуации – это лишь вопрос времени.

Мой опыт показал, что универсальный метод НЛП, в равной степени эффективно работает с психическими травмами военного и послевоенного периода.

То есть клиенты вашего Центра — это преимущественно люди с подобными проблемами?

Вовсе нет! К нам приходят самые разные люди. В наших семинарах участвуют и бизнесмены, и врачи, и психологи, и учителя, и студенты. Ведь НЛП – не только великолепный терапевтический и коррекционный инструмент: он, к тому же, позволяет успешным людям стать еще более успешными. Мы проводим не только семинары по НЛП и различные тематические вебинары. Наш Центр предлагает целый набор программ, как для профессиональных психологов, так и для «обычных» людей, которые хотят узнать больше о самих себе, о взаимоотношениях, о способах успешного взаимодействия с миром.

Какой курс вашего Центра вы бы рекомендовали человеку, который заинтересовался психологией, но при этом не является профессиональным психологом?

Для начала я бы рекомендовала курс по успешной коммуникации «Мастер коммуникации». На сайте Центра вы найдете информацию обо всех курсах, которые мы проводим. Кроме того, наш Центр представлен во всех самых популярных социальных сетях (Вконтакте, Facebook, Instagram), там мы публикуем не только информацию о нашей деятельности, но и полезные статьи по психологии.

У вас есть вопросы?
Задайте их нам!

Латвия, Ройский район,
г. Роя, улица Капу, д.6