Определение ведущей системы восприятия

Для того, чтобы определить, кто перед нами, нам придется ясно увидеть и внимательно послушать конкретного человека (трогать и нюхать — не обязательно). Если обращать внимание не только на содержание сказанного, но и на то, при помощи каких слов он выражает свои мысли, многое станет понятно очень скоро. Речь визуала будет изобиловать «зрительными» словами: «красивый план», «яркое впечатление», «блестящий специалист», «радужные перспективы», «точка зрения», «серая жизнь», «осветить вопрос», «обрисовать проблему», «розовые мечты». В  речи аудиала будут присутствовать «звучащие» слова и выражения типа: «обсудить», «обговорить», «звучит заманчиво», «я услышал в твоих словах», «высказать вслух», «спелись», «эта мысль мне не созвучна», «как железом по стеклу!», «это просто песня», «шумный человек». А  в выражениях кинестетика, соответственно, будут присутствовать «чувственные» слова и выражения: «мягкий человек», «жесткие меры», «теплая атмосфера», «коснуться вопроса», «ухватить самую суть», «нащупать проблему», «я хорошо чувствую этого человека», «она опять ускользнула», «у меня ощущение, что…», «вкусно пожить», «это дело плохо пахнет», «меня туда тянет», «мне с ней холодно», «он всегда такой кислый», «его комплименты просто приторны», «бархатные глаза», «ласковый взгляд».

Кроме речевых особенностей, имеется еще ряд признаков, которые достаточно легко считать, если видеть человека. Как мы уже упоминали, визуальная система — самая подвижная, картинки меняются гораздо быстрее, чем звуки и ощущения. Поэтому визуалы — самые резкие и стремительные по темпам своего существования. Их речь намного быстрее, чем у аудиалов и кинестетиков, глаза часто поднимаются выше средней линии (доступ к образам находится именно вверху, и об этом мы подробно будем говорить позднее), дыхание — чаще всего поверхностное и прерывистое, мышцы — в тонусе, жесты — многочисленные, достаточно высокие и амплитудные.

Аудиальная система — чуть более замедленная и ритмичная по сравнению с визуальной. Это, естественно, отражается на темпе и ритме речи. В интонации часто воспроизводится повторяющаяся мелодика. Зрачки движутся на уровне средней линии, дыхание диафрагмальное, мышечный тонус ниже, чем у визуалов, жесты — невысокие, на уровне пояса, как бы отбивающие ритм произносимого монолога. Нередко аудиалы любят говорить и любят, чтобы их слушали другие. Если мы хотим воспроизвести в памяти характерный образ ауди­ала, можно вспомнить Андрея Вознесенского с его манерой читать стихи. Вообще, поэты и музыканты часто бывают аудиалами, и стиль рэп был рожден именно этой категорией людей.

Наконец, мы приблизились и к кинестетикам. «Перевалиться» из одного ощущения или чувства в другое гораздо сложнее, чем мысленно сменить картинку или мелодию. Именно поэтому кинестетическая система — самая инерционная. Ее носители несколько более «замедлены» в своем темпе и внутреннем ритме, их глаза часто бывают полуприкрыты или смотрят ниже средней линии, тон голоса низкий, ритм речи — тоже, мышцы более расслаблены, дыхание брюшное, жестов мало и они не поднимаются выше средней линии. Но бывают и очень энергичные кинестетики — если у них хорошо развита визуальная система. В этом случае их можно «вычислить» по жестам, которые как бы обозначают, «ощупывают» описываемый ими объект или явление.

Есть еще одна система восприятия — внутренний диа­лог, которая в той или иной мере присутствует в каждом из нас. Человек, склонный к внутреннему диалогу, живет как бы немного с запозданием: ему свойственно постоянно самому себе объяснять, что только что произошло с ним самим или в его поле зрения. Часть модели мира, оформленная в слова и формируемая так же, как и глубинная модель, путем обобщения, опущения и искажения, постоянно придает некое значение любому опыту. Сам процесс нашего обсуждения с самим собой какого-либо опыта и называется внутренним диалогом. У одних людей внутреннего диалога немного, у других — побольше, у третьих — очень много, а у «особо продвинутых» разговор с собой любимым об опыте полностью заменяет непосредственное проживание опыта. В общем, губит, как мы помним, не вещество, а доза. Совсем без внутреннего диалога невозможно, иначе мы — либо совсем маленькие дети, еще не научившиеся говорить, либо идиоты в медицинском понимании этого термина. Внутренний диалог придает некую структуру и стабильность нашей модели мира. Но когда его слишком много, то модель мира не просто структурирована, а неподвижна и зажата в тиски мысленных шаблонов. Такой человек не живет, а рассуждает о жизни и выносит суждения, идя по проторенным схемам, не успев прочувствовать и прожить сам опыт. Такой тип очень точно описал А. П. Чехов — «Человек в футляре».

У вас есть вопросы?
Задайте их нам!

Латвия, Ройский район,
г. Роя, улица Капу, д.6

При использовании материалов ссылка на сайт обязательна Copyright © 2009-2017