Базовые предположения НЛП

Даже у самого практического метода есть теоретическая база. В  НЛП она по традиции называется «базовые предположения». «Базовые» — потому что именно они составляют тот фундамент, на который опирается вся конструкция НЛП, а «предположения» — ибо предполагается, что ничему из сказанного не стоит верить на слово, но проверять на собственном опыте и телес­ных ощущениях, насколько то или иное предположение для нас «работает».

Р. Бендлер вообще предлагал отбросить все идеи по поводу то­го, научны или ненаучны, правильны или неправильны подходы НЛП. Он говорил, что даже если он сам всего лишь притворяется отличным психотерапевтом, а его клиент притворяется, что терапия ему помогла, и продолжает успешно притворяться лет десять-пятнадцать, то такой результат его вполне устраивает. В НЛП критерием правильности или неправильности является то, насколько оно работает или не работает в повседневной жизни для каждого конкретного чело­века.

Итак, читая базовые предположения, давайте приготовимся, оценивая их правильность, сверяться только с личным чувственным опытом, а не с тем, что мы по данному поводу раньше где-либо читали.

Как любит говорить наш коллега доктор философии Алексей Вовк, живущий и работающий в Петербурге, объективная реальность — это объективируемая субъектом часть его субъективной реальности.

Есть некое пространство синергетической психологии, частью которой является НЛП. У НЛП имеется условно объективируемая им часть его субъективной реальности, как и в любом научном направлении. Так, есть геометрия Евклида и геометрия Лобачевского, физика Ньютона и квантовая физика, реально существующие согласно объективируемым ими законам, противоречащим друг другу и тем не менее работающим.

1. Карта — это не территория

Существует ли объективная реальность? Возможно, да. А может быть, и нет. Для профессионала НЛП это не самый актуальный вопрос. Представления человечества о реальности постоянно меняются, ее карта приобретает все новые очертания. Однако в любом случае мы должны иметь внутри себя некое представление об окружающем мире, чтобы обладать системой координат для самоориентации в пространстве и времени, некую точку опоры, чтобы оттолкнуться и следовать выбранному маршруту. Карты бывают разные. Проблема возникает лишь тогда, когда человек ставит знак равенства между картой и территорией, претендуя на то, что видимое, слышимое и ощущаемое им в данный момент и есть объективная реальность. Обычному человеку свойственно считать объективной реальностью личные принципы и закономерности — иначе говоря, объективировать свою субъективную реальность, — когда он находит им подтверждение в жизни несколько раз подряд.

Карта, или модель мира, обычно начинает формироваться в раннем детстве, когда мир воспринимается непосредственно, ярко и чувственно, а не сквозь призму чужой, кем-то уже придуманной «объективной реальности». И формируется наша модель мира по трем процессам, называемым обобщение, опущение и искажение. Все три сильно взаимосвязаны и абсолютно необходимы, иначе человек вовсе не смог бы воспринимать мир. Как известно, чем больше информации, тем меньше в ней полезного сигнала. Когда человек не хочет воспринимать вообще ничего, он сидит и тупо переключает программы телевизора, «чтобы что-то мелькало», сам находясь при этом в трансе. Данное явление достаточно точно названо информационно-образной наркоманией.

Но чтобы все же иметь возможность структурировать мир вокруг себя, нам необходимо какую-то часть информации опускать, некоторые явления обобщать, другие искажать, чтобы они вписались в уже сформировавшиеся внутри нас шаблоны существующего мира, иначе мир станет нестабильным, непредсказуемым и, соответственно, опасным.

Обобщение. Надо ли нам для того, чтобы открыть дверь, сначала долго ее рассматривать, изучать ее ручку, пробовать разные варианты ее поворотов? Едва ли, потому что в нашей модели мира уже есть несколько обобщенных программ открывания дверей: либо потянув за ручку, либо повернув ее, либо толкнув и т. д. Коллегами-психологами был проведен эксперимент, когда дверную ручку поместили на непривычное место и механизм открывания сделали несколько отличным от привычного механизма. Угадайте, сколько времени потребовалось участникам эксперимента для того, чтобы открыть дверь? Некоторым испытуемым ее открыть не удалось совсем, они сказали, что эта дверь просто не открывается. Не то же ли самое мы делаем в жизни, заявляя, что та или иная проблема или ситуация вообще не решаема? Другой группе испытуемых все же удалось справиться с поставленной задачей, правда, потратив на ее решение разное количество времени, иногда и несколько часов. Быстрее всех справились дети, поскольку у них в головах еще мало укоренившихся незыблемых обобщений, не позволяющих предположить другие варианты решения ситуации.

Итак, процесс обобщения, с одной стороны, позволяет существенно экономить время и умственную энергию для решения других задач, с другой — блокирует креативное мышление. Как в жизни нас губит не вещество, а доза, так и в психических процессах хороши дозированность и сбалансированность.

Опущение. Видя определенные образы, слыша звуки и даже осознавая порой свои телесные ощущения, можем ли мы претендовать на то, что имеем исчерпывающую информацию о мире? Конечно, нет. Мы не воспринимаем инфракрасное излучение, не фиксируем ультразвук, хотя, как образованные люди, имеем информацию об их существовании. Можно предположить, что в мире имеются явления, пока не известные науке, которые мы также не в состоянии воспринять в силу ограниченных возможностей наших органов чувств. Итак, первый фильтр, задерживающий информацию о внешнем мире и заставляющий соответственно опускать ее при формировании модели мира, — это естественные ограничения, накладываемые возможностями наших органов чувств.

Второй фильтр — культуральный. У индейцев племени майду есть всего три названия цвета в спектре: тит (сине-зеленый), лак (красный) и тулак (желто-оранжево-коричневый). Различий внутри них они реально не воспринимают в силу ограничений в восприятии цветового спектра, заложенных в них генетически, их органы чувств не настроены на тонкие различия внутри каждого из их трех цветов. Обычный человек верит в это с трудом, пока не узнает о явлении, хорошо известном медикам: если пациенту, слепому от рождения, удачно провели хирургическую операцию и дали возможность видеть, он первые две недели воспринимает мир как серую пелену. И только в результате специального тренинга он постепенно начинает фиксировать цвета и образы окружающего мира.

У эскимосов существует несколько сотен слов для обозначения различных состояний снега, — например, предложения типа «снег, по которому недавно прошел человек, и он сохранил его след» и «снег, по которому недавно прошел человек, и он не сохранил его след» будут выражены каждое своим конкретным словом. Понятно, у индейцев майду тонкости в восприятии цве­тового спектра не продиктованы потребностями их повседневной жизни в лесу, поэтому такие тонкости просто отсутствуют. Зато у них обострено по сравнению с европейцем обоняние и слух (как у собак, которые, как мы помним со школы, воспринимают мир в черно-белой гамме). Эскимосы ориентируются в различных оттенках снега, поскольку с этим у них связано реальное каждодневное существование, зато фиксировать «кожей» на уровне ощущений пятидесятиградусный мороз для них нежелательно, иначе выжить сложно.

Как-то один французский коллега, звонивший выразить сочувствие в связи с разыгравшимся в Москве тридцатиградусным морозом, воскликнул: «Если бы у нас в Париже был мороз хотя бы в пятнадцать градусов, я бы точно умер». Кстати, о французах. По всему миру славятся французские духи и утонченная французская кухня, потому что французы являются изысканными гурманами, способными различать тончайшие вкусовые ощущения, и «нюхачами», создающими неповторимые ароматы. Но способность фиксировать различные звуки у них, как и у многих европейцев, намного слабее, чем, например, у вьетнамцев, у которых смысл сообщения зависит от тональности произнесенной ­фразы.

Итак, в зависимости от культуры, в которой вырос человек и его предки, у нас вырабатывается привычка обращать внимание, «пропускать» через свои фильтры восприятия и доводить до сознания лишь определенную часть информации и «опускать», или не регистрировать, другую.

Третий фильтр — воспитательный, то есть приобретенный в среде семьи или того сообщества, которое семью заменило. Известно, что «дети Маугли», потерявшиеся в лесу и усыновленные кем-либо из диких зверей, будучи вновь возвращены в человеческую среду, были уже не в состоянии перенастроить свои фильтры на восприятие человеческой речи, зато сразу же с пониманием откликались на вой или рычание собаки за окном.

Мудрые родители, когда их повзрослевший ребенок изъявляет желание жениться, прежде всего интересуются, из какой семьи его избранница. И это имеет огромное значение. В одних семьях, например, где принято общаться друг с другом на повышенных тонах, воспринимают крик как норму и не осознают, что давно уже говорят с парт­нером раздраженно-громким голосом. Люди же, в чьей семье норма — тихий и спокойный разговор, реагируют на повышение голоса своего парт­нера как на личное оскорбление и выдают соответствующую реакцию. Человеком, привыкшим к крику, повышенный тон голоса воспринимается как общий фон, а человеком, привыкшим к тихому разговору, крик фиксируется как уродливая яркая фигура на каком-то другом фоне.

В одних семьях принято оказывать знаки внимания, посвящая другому свое время. В других семьях — подарками. Бывают семьи, где хорошее отношение проявляется через проявление заботы. И вот представим себе ту бедную жену, которая изо всех сил «заботится»: гладит мужу рубашки, моет к его приходу полы, готовит ужин, без конца убирает со стола грязную посуду и ставит на стол что-то новое, пока он ест… А муж тем временем нетерпеливо ждет, когда она наконец успокоится и уделит время лично ему, а не хозяйству. Если же он пожалуется на отсутствие к себе внимания, то, вероятно, жена страшно обидится. Или другой пример: жена, которая в родительской семье привыкла реагировать на подарки как на проявление к ней хорошего отношения, может намекнуть мужу, что у него маловато к ней «любви». А поскольку муж постоянно говорит ей о своих чувствах, как было принято в его семье, то возникнет конфликт. В одних семьях принято заниматься супругом, даже если ребенок получает при этом меньше внимания. В других семьях ребенок — это все, а супруг «перебьется». Где-то на первом месте «личностный рост», а где-то, в тот период, пока растут дети, ни о чем личном даже речи быть не может. Все это и многое другое приходится учитывать при планировании долгосрочных взаимоотношений и заранее думать, насколько один человек окажется способным понять другого с его особенностями восприятия и структурирования мира, полученными в наследство от воспитания, от семьи.

Искажение. Искажать тем или иным образом получаемую из мира информацию в связи с особенностями своих фильтров восприятия — врожденная особенность каждого индивида. Так, у близорукого человека контуры предметов несколько размыты и он, в отличие от человека с нормальным зрением, не видит, как грязно на улице. Человек, воспитанный в семье фатальных пессимистов, будет воспринимать все происходящее вокруг как «дурное предзнаменование», а человек, в опыте и семейном анамнезе которого имеется только приятное и радостное общение с животными, может свято верить, что, в случае чего, сможет легко «договориться» в лесу с голодной стаей волков, если их погладит. Молодой человек, привыкший к насмешкам и издевкам в свой адрес, неожиданно попав на теплую дружескую вечеринку, где его начнут радушно угощать и призывать принять участие в общем веселье, скорее всего, решит, что над ним все издеваются, и станет ждать подвоха. А человек, зацикленный на своей персоне и своих проблемах, возможно, будет уверен, что и для других нет ничего более важного в жизни, чем его переживания и его дела, не замечая скучающего вида и зевков своих собеседников. Но часто бывает еще интереснее. Если человек привык к тому, что мир агрессивен и несправедлив, он бессознательно будет искать ситуации, провоцирующие агрессию и несправедливость по отношению к нему, то есть делать действительность такой, какой он ее воспринимает, получая удовлетворение от ее «стабильности» и «предсказуемости». И если кто-то из родственников или друзей такого человека хочет сделать его счастливым, эти попытки обречены на неудачу.

Известно, что самая большая радость — это радость узнавания. И данное высказывание, как ни странно, справедливо даже в том случае, когда узнаваемые вещи не являются сами по себе радостными и приятными. Итак, искажение — это совершенно нормальный естественный процесс, обеспечивающий уникальность модели мира каждого индивида и его персональное творческое начало по отношению к самому себе и своей жизни. В конце концов, не было бы процесса искажения — мы бы не увидели картин Ван Гога, Пикассо и Чюрлёниса.

В задачи НЛП в первую очередь входит расширение индивидуальной карты, нанесение на нее новых маршрутов. Слоненок, которого с детства привязывали к дереву за ногу, продолжает и во взрослом состоянии считать, что дерево держит его намертво, хотя легко может, при своих новых силах и возможностях, выдернуть дерево с корнем. Идеальная карта — как можно более масштабная карта со множеством маршрутов, открытая к изменениям в связи с постоянными изменениями во внешнем и внутреннем мире человека. УАндерсена в «Гадком утенке» вы­лупившиеся птенцы восхищаются величиной мира, на что мама-утка им отвечает: «Что вы, дети, это не мир, а всего лишь лопух, под которым мы сейчас сидим. Мир же намного больше: он тянется до самого конца птичьего двора!» Процесс познания и расширения своей карты мира бесконечен: то, что вчера казалось линией горизонта, сегодня оказывается всего лишь границами птичьего двора. Если навсегда утвердить для себя границы горизонта, за которыми мир кончается, мы рискуем подавить в себе креативность и творческое начало.

Есть люди, которые сквозь карту сразу же начинают видеть территорию, есть другие, которые, даже находясь непосредственно на территории, автоматически видят перед собой только карту, замечая не сами вещи, а только навешенные на них ярлыки. Собственно, оба эти качества присущи всем и каждому: в любом случае, чем чище территория, тем качественнее карта внутри. Необжитая, замусоренная территория, в которой человек обитает, но не чувствует себя полноценно живущим на ней и, соответственно, отвечающим за нее, получает, как правило, грязную карту со множеством искажений. Искажения, в свою очередь, отражаются на качестве всей жизни.

Иногда встречаются такие клиенты, которые не могут сказать даже о собственном доме «Я здесь живу, это моя территория». Но есть и люди, чувствующие за собой полное право сказать «Я здесь живу» относительно всей планеты и даже Вселенной. Кстати, давно замечено, что те, кто сознательно, как в переносном, так и в буквальном смысле, упорядочивает и очищает от мусора среду своего обитания (какова ее величина — зависит от масштаба самого человека), автоматически меняют свою карту и, соответственно, качество жизни.

2. Люди — разные

Жил-был в некотором царстве, в некотором государстве один лекарь. Пришел к нему как-то сапожник с жалобами на здоровье. Выслушав его, лекарь поспешил сообщить больному, чтобы тот скорее возвращался домой, писал завещание и прощался с родными. Сапожник же вдруг сказал: «Уважаемый лекарь, вчера я видел сон, что для того, чтобы выздороветь, мне необходимо настоять на уксусе головки от ста спичек и залпом выпить настой. Стоит ли мне так поступить?» — «Поскольку тебе все равно ничего уже не поможет, делай что хочешь. Но прежде всего — завещание». Через неделю в дом изумленного лекаря вприпрыжку вбежал счастливый сапожник, восклицая: «О мудрый лекарь! Благодаря чудодейственному средству, которое ты мне разрешил принять, я теперь совершенно здоров. Моя семья тебя благословляет каждый день». Проводив сапожника, лекарь записал в своей книге рецепт нового чудодейственного средства — головки ста спичек, настоянные на уксусе.

В тот же день к лекарю пришел пекарь с жалобами на здоровье, удивительно напоминавшими жалобы сапожника. «Еще вчера я посоветовал бы тебе поскорее писать завещание и завершать земные дела, — сказал лекарь пекарю. — Но сегодня я открыл новое чудодейственное средство». И лекарь поведал пекарю о волшебном настое головок спичек на уксусе, после чего радостный пекарь поспешил домой готовить лекарство.

Через два дня, листая газету, лекарь обнаружил печальную весть: не успев оставить завещания и проститься с родными, скоропостижно ушел из жизни уважаемый пекарь. В некрологе добавлялось также, что, вероятно, узнав о своей неизлечимой болезни, пекарь отравил себя головками спичек, настоянными на уксусе.

Лекарь очень огорчился. И открыв свою книгу, он записал в нее крупными буквами: «Что хорошо для сапожника, не обязательно хорошо для пекаря».

Итак, что хорошо сработало с одним человеком, совсем не обязательно сработает с другим. В НЛП 90 % времени уходит на сбор информации об особенностях формирования клиентом своей модели мира. Что именно в ней заставляет его испытывать душевный, а порой и физический дискомфорт? При помощи каких процессов он этот дискомфорт так успешно в себе создает и поддерживает? Как только мы разобрались в том, как функционирует вся система, метод и конкретное средство направления нужного ресурса в нужное место подбираются очень легко. И необходимые изменения в этом случае происходят быстро и естественно.

Мы хорошо помним историю о том, как мастер починил вышедший из строя двигатель одним коротким ударом молотка, а после выслал счет в 1000 долларов. На возмущенный вопрос хозяина о несоответствии запрашиваемой суммы и потраченного на починку времени мастер выслал пояснение: «1 доллар за сам удар и 999 долларов за знание, каким инструментом, в каком конкретно месте и с какой силой надо ударить».

3. Смысл моего сообщения — в той реакции, которую оно вызывает

Молодой человек решил поразить свою девушку своей неотрази­мостью: у нее на глазах, на спор со своими друзьями, он вскружил голову другой девушке. Однако его любимая девушка, вместо того чтобы испытать восхищение и гордость за него, как искренне рассчитывал молодой человек, почувствовала горечь и разочарование и не захотела больше с ним общаться. Сначала молодой человек удивился, затем обиделся, потом опечалился и наконец впал в подавленное состояние, поскольку его девушка была ему дорога, и пошел на прием к психологу. Психолог объяснил молодому человеку, что люди — разные, что реакция девушки может совершенно не соответствовать его ожиданиям, поскольку это не его, а ее реакция, сформированная ее личным жизненным опытом и воспитанием в ее семье. Что же касается самого молодого человека, то он теперь точно знает, что нужно сделать для того, чтобы заставить свою девушку испытать разочарование и горечь, а чтобы его девушка испытала восхищение и гордость за него, ему придется сделать что-то другое.

Известный отечественный специалист в области НЛП, бизнес-консультант Михаил Гринфельд говорит так: «Если вы хотели чего-то добиться, но вместо этого получили по физиономии, попробуйте сделать что-нибудь еще».

В НЛП не существует такого понятия, как «сопротивление» клиента, популярное во многих направлениях психотерапии. У нас сопротивление клиента — это явный показатель негибкости терапевта. Не обязательно продолжать тупо ломиться в запертую дверь, когда можно поискать другой, более мягкий и приятный способ проникнуть в дом. Если мы видим, что какая-то тема явно неприятна для клиента и он не готов ее обсуждать, стоит это для себя отметить и подойти к ней чуть позже с другой стороны. Выражение «клиент не готов» не имеет смысла. Профессиональному терапевту или переговорщику было бы странно требовать от клиента, не являющегося профессионалом коммуникации, большей гибкости, чем от себя. Если коммуникатор по невербальным признакам начинает считывать дискомфортное состояние своего собеседника, то ему стоит обратить самое пристальное внимание на то, что делает при этом он сам, понять, что именно он делает не совсем верно, и срочно изменить стратегию, начав делать что-то другое.

4. Сознание и тело — части одной системы и зеркально отображают друг друга

Давайте сейчас вместе проделаем следующее упраж­нение-эксперимент. Встаньте, ссутультесь, колени слегка согните, пусть ноги будут вялыми, а голова низко опущена, глаза смотрят в пол. А теперь максимально убедительно попробуйте сказать: «Я достигну всего, чего хочу». Или «Я — самая обаятельная и привлекательная». Получается? Вряд ли.

Теперь давайте выпрямимся, поднимем голову, взгляд направим слегка за линию горизонта, упругие руки свободно поставим на бедра, ноги — на ширине плеч. И сейчас попробуйте очень убедительно сказать: «Жизнь меня сломала. Я — слабое беззащитное существо». Ну как? Звучит не очень-то убедительно.

Вы, конечно, уже поняли на опыте, что это задание выполнить невозможно. Существует определенная стратегия входа в конкретное психическое состояние — как ресурсное, так и нересурсное. И тело (его положение, его ощущения) является необходимой составляющей этой стратегии. Когда человек испытывает состояние уверенности в себе, полон энергии и энтузиазма, его тело принимает соответствующую позу. Когда же человек испытывает состояние подавленности, раздражения и обиды, тело его принимает совсем другую позу. Психотерапевт часто дает клиенту домашнее задание как можно больше думать о своей проблеме в позе, которая, по наблюдениям терапевта, соответствует его чувству уверенности в себе и куража. И проблема быстро разрешается, поскольку человек начинает думать о ней, находясь «в ресурсе», старая стратегия приведения себя в «проблемное» состояние разваливается и бывшая проблема начинает восприниматься не как проблема, а как вполне разрешимая задача.

Телесно-ориентированная терапия, из которой позаимствованы многие подходы и техники НЛП, утверждает, что любой блок в теле имеет какое-то отражение в сознании, а любой блок в сознании некоторым образом представлен в теле. Соответственно, работая с сознанием, мы автоматически работаем и с телом, а работая с телом, мы, соответственно, работаем с сознанием. Есть психотерапевтические направления, идущие путем проработки сознания, способов мышления индивида (когнитивная, рациональная психотерапия), есть направления, идущие исключительно через тело (уже упоминавшаяся телесно-ориентированная психотерапия, танцедвигательная психотерапия). Еще задолго до возникновения какой бы то ни было терапии, о взаимосвязи здорового тела и здорового духа говорили и наши предки, и йоги, и древние греки, и мастера восточных единоборств.

5. Весь индивидуальный опыт закодирован в бессознательном человека в виде образов,  звуков и ощущений

Весь наш опыт закодирован в памяти в виде образов («картинок») и связанных с ними звуков и ощущений. Логические умозаключения и выводы — процесс вторичный по отношению к непосредственной чувственной связи с опытом.

Вспомните, пожалуйста, какое-то очень приятное и яркое событие своей жизни. Если у вас изначально хороший доступ к своему бессознательному, то вы сразу же, вспоминая данный опыт, сможете определить, что´ конкретно вы видите, на каком расстоянии от вас возникает картинка, какую она имеет форму, четкие ли у нее границы, какова ее освещенность, объемная она или плоская, есть ли в ней движение, какова ее цветовая гамма. А теперь отметьте для себя, видите вы ее непосредственно, находясь внутри, или же наблюдаете себя самого в ней со стороны, как на фотографии (в видеофильме). Если вы видите картинку изнутри, то ваш образ ассоциированный, если глядите на себя в картинке со стороны — диссоциированный. Можете послушать, исходит ли от образа какой-нибудь звук. Поблагодарите ваше бессознательное за сотрудничество и заберите картинку обратно в себя, сделав это любым удобным для вас способом.

Сейчас подумайте, пожалуйста, о какой-либо нейт­рально-обыденной ситуации, которая происходит практически ежедневно и почти не вызывает эмоций. Это может быть, например, мытье посуды (если, конечно, нет ярко выраженных антагонизмов по отношению к данному акту), прогревание машины с утра, просмотр новостей в Интернете, завязывание галстука и т. д. Все это очень индивидуально, поэтому эмоционально-нейтральный опыт может для себя выбрать только сам человек. Как и в преды­дущем случае, отследите, что вы видите, когда думаете об этом опыте, на каком расстоянии картинка, какова ее форма, ассоциирована она или диссоциирована, объемная или плоская, есть ли в ней движение, каковы цветовая гамма и освещенность, а также отметьте наличие или отсутствие в ней звука. Заметив для себя все вышеперечисленное, осознайте разницу в вашей индивидуальной кодировке первого, радостного, и второго, нейтрального, опыта. Не забудьте забрать «активированную картинку» обратно любым удобным способом, как и в первом случае.

Изучение различных вариантов кодировки опыта многих лю­дей показало, что, при всем их различии, все же существуют некоторые закономерности в способах мышления, или сортировки информации. Так, люди, условно называемые «успешными», обычно кодировали приятные события в виде приближенных, крупных, ассоциированных, ярких и объемных картинок с движением. Не самый приятный опыт они видели в виде плоских черно-белых и диссоциированных картинок без движения далеко от себя. Люди же, условно отнесенные к «неуспешным», кодировали близко, ярко, объемно и ассоциированно именно неприятный опыт, а все их «радостные» картинки ютились где-то на задворках в виде черно-белых плоских слайдов. Поэтому человек, утверждающий, что его жизнь — это сплошные неудачи и несчастья, по-своему абсолютно прав: он в буквальном смысле видит только их.

Если вдруг у вас сразу не получилось достаточно четко определить все параметры картинок, не расстраивайтесь. На любом обучающем семинаре по НЛП всегда бывает несколько человек, у которых доступ к бессознательному вначале недостаточно развит, но в этом нет ничего страшного: он непременно развивается в процессе обучения.

Некоторые сложности могут возникнуть у людей, у которых по поводу себя существуют ограничивающие убеждения типа «У меня вообще плохо с воображением», «Я никогда не могу ничего себе представить», «Визуализация — это не для меня». Иногда в таких случаях мы видим перед собой гиперответственного человека, который слишком старается все сделать правильно, иногда — очень тревожного, боящегося всякого рода экспериментов над своей психикой. В таких случаях между сознанием человека и его опытом имеется некий блок в виде ограничивающего убеждения, страха или чрезмерной ответственности, которые и вызывают парализующее напряжение.

Есть много способов работы с такого рода блоками. Один из них — просто оставить человека в покое. По мере того как он будет видеть работу остальных участников семинара и замечать, что все при этом живы, веселы и довольны, сверхнапряженный участник быстро успокаивается, расслабляется и начинает работать как все. Это самый верный и самый короткий путь к улучшению доступа к собственным ресурсам отдельных членов группы.

Как же быть с теми, кто не имеет перед собой вдохновляющего примера других? С ними еще проще. Ведь всем нам понятно, что картинки, как отпечаток любого опыта, есть в мозгу любого индивида, иначе мы не смогли бы отличить автобус от кастрюли. Просто имеются различия в индивидуальных способностях каждого человека по отслеживанию работы своего бессознательного. Если такому «неспособному видеть картинки» человеку сказать: «Хорошо, сейчас ты не видишь образов. А если бы ты мог видеть эту картинку, то где бы она была?» И далее можно собрать всю нужную нам информацию, но только употребляя условное наклонение.

Есть еще способы расшевелить способность к визуализации, например, предложив клиенту притвориться, что он видит картинку, и сказать нам, где она находится. Человек, искренне веря в то, что всего лишь притворяется, очень удивится, если мы начнем интересоваться, не находится ли его картинка в каком-либо другом месте и не имеет ли иную форму, чем он нам только что сообщил. Клиент будет настаивать, что его картинка может находиться только «здесь» и может иметь только одну — эту форму.

Как вы думаете, есть разница, видит человек «на самом деле» или «притворяется»? Никакой. В любом случае, правильнее было бы сказать, что мы всего лишь играем в то, что реально видим картинки. Если бы мы видели их «по-настоящему», как часть окружающего мира, то нас должен был бы консультировать не психолог, а психиатр. Слово «притвориться» и употребление условного наклонения расслабляют мыслительные «зажимы» и направляют слишком серьезную и ответственную личность в нужном игровом направлении.

6. Любое поведение имеет под собой позитивное намерение

Поведение бывает конструктивным и деструктивным. Занятия спортом, посещение развивающих курсов, чтение интересной книги, забота о близких людях — все это примеры конструктивного поведения, — естественно, при условии, что оно сохраняет разумные пропорции в соотношении со всеми другими областями жизни и не превратилось в зависимость.

Болезнь, агрессия, азартные игры, переедание, курение, алкоголизм — примеры деструктивного поведения, которое разрушает человека.

НЛП утверждает, что в основе любого поведения, в том числе и деструктивного, лежит некое позитивное намерение этого конкретного человека, которого он не осознает. Зачем-то это поведение ему нужно, оно выполняет какую-то важную функцию в его жизни.

Рассмотрим человека как систему. В чем, например, позитивное проявление болезни? Если брать физиологический аспект, то мы страдаем не от самой болезни, а от борьбы с ней нашего организма, его иммунного ответа. Так, высокая температура является ответной реакцией иммунной системы на «непрошеных гостей» — вирусы, бактерии, — которые нужно уничтожить и вывести из организма. Человеку такое поведение тела доставляет реальный дискомфорт, и, если он перенапрягается в момент борьбы с инфекцией, могут быть нежелательные осложнения. Но в основе поведения организма, дающего озноб, жар, потливость, насморк, кашель и высыпания на теле, лежит позитивное намерение — очистить тело и защитить его. Хороший врач никогда не будет подавлять симптомы, не разобравшись в системной картине болезни и в позитивном намерении организма: это все равно что зажать нос прищепкой, чтобы больной не чихал.

Точно так же и в психологии нельзя просто так взять и отнять у человека, например, курение, не учитывая важнейших функций, которые оно в течение длительного времени выполняет во всей системе. Например, одним людям курение помогает в общении с другими людьми и предложение «Пойдем покурим!» равносильно предложению пойти пообщаться. Другим людям курение структурирует время: «законная» сигарета обозначает окончание некоего этапа в работе или в другой активности. Третьим людям курение помогает расслабиться, четвертым — сосредоточиться, пятым позволяет держать в узде аппетит и не полнеть, шестым — сделать для себя вид, что они чем-то заняты («Надо покурить»), и оправдать собственное безделье. Если мы попытаемся избавить человека от курения, не принимая во внимание, какую субъективную роль оно играет в его жизни, то симптом никуда не уйдет, а если и уйдет — то очень быстро вернется назад.

Физическая агрессия по отношению к собственным детям (если это не психопатический случай) тоже имеет свое позитивное намерение. Чаще всего это проявление глубинной обиды, внутренней неуверенности в себе и уязвимости человека по отношению к членам своей семьи, и позитивным намерением в данном случае будет его попытка отстоять свое чувство собственного достоинства, которое, как ему кажется, близкие люди топчут ногами. Это может быть и искаженное стремление властного авторитарного родителя сохранить порядок и стабильность в семье. Это может быть искаженным желанием матери, получившей в свое время психическую травму, уберечь дочь от шагов, на ее взгляд, опасных.

Как только человек при помощи терапевта обнаруживает, какие позитивные намерения лежат в основе его поведения, заставляющего страдать прежде всего его самого, он может найти другие, более подходящие способы для реализации своего глубинного позитивного намерения, которые вполне конструктивны и больше соответствуют его нынешнему жизненному контексту.

Азартное поведение, так же как и переедание, может быть компенсацией отсутствия в жизни ярких эмоций: либо речь идет о некоем «драйве», выбросе адреналина, либо о метафорическом заполнении внутренней пустоты, глушении обильной едой голода по интенсивной наполненной жизни. Наркомания часто дает некое ощущение своей избранности, принадлежности к особой «системе» единоверцев, регулярно испытывающих особое состояние, недоступное обычным людям («Я только так могу по-настоящему почувствовать себя человеком»). Алкоголизм порой становится единственным способом отгородиться от внешнего мира запоем, уйти от решения многих проблем и «отдохнуть». Кодирование от вредных привычек вредно для всей системы в целом, поскольку оно не учитывает позитивного намерения данного деструктивного поведения. Так, многим из нас известны случаи, когда «закодированный» от употребления спиртного пациент из добродушного мужа и отца вдруг становился совершенно невыносимым в семейной жизни, щедрый человек неожиданно превращался в патологически скупого, веселый и эмоциональный — в скучно-безразличного.

Если мы меняем часть системы, меняется вся система в целом: мы не знаем, каким образом она переструктурируется, если не учтена роль симптома и его позитивное намерение для человека в целом.

7. Бессознательное человека всегда совершает наилучший выбор из имеющихся у него вариантов на данный момент

То есть из всех тех вариантов поведения, которые бессознательному известны исходя из индивидуального жизненного опыта, совершаемый выбор, на его взгляд, — лучший.

Если какой-то способ поведения зафиксировался в модели мира как успешный, то есть позволяющий получить нужные результаты, преимущества или награды, то имеется очень большая вероятность, что он и дальше будет воспроизводиться человеком, но только уже на бессознательном уровне.

Давайте вспомним свое детство. Что хорошего многим из нас давал факт болезни во время учебного года? Да это же был просто праздник! Можно было оставаться в постели сколько угодно, а не вставать и собираться в школу. Можно было бесконечно смотреть телевизор с интересными передачами, можно было читать любимые книжки, и мама, возможно, старалась накормить чем-то вкусненьким и уделяла больше внимания. Если в детстве именно такой способ отдохнуть, привлечь к себе внимание, делать то, что хочется, и добиться расположения близких оказывался самым продуктивным, то бессознательное регистрировало его как наиболее успешный и в дальнейшем блокировало информацию о том, что бывают и другие способы получить то же самое.

Вот так и срабатывают механизмы обобщения, опущения и искажения: обобщение — «Чтобы отдохнуть, надо заболеть», опущение — «Чтобы на тебя обращали внимание и любили, имеется единственный верный способ — слечь в постель», искажение — «Когда я здоров, меня никто не любит». Мозг начинает подстраивать поступающую информацию под такую сложившуюся модель, и совершенно «честная», реальная болезнь продолжает бессознательно использоваться уже во взрослом состоянии как способ получить любовь, снять с себя ответственность или просто отключиться от навалившихся проблем. В психотерапии это называется «уходом в болезнь».

Еще один пример. Наверняка нам приходилось видеть родителей, которые в ответ на требование своего чада купить дорогую игрушку, подкрепляемое воплями, валянием на полу и битьем по нему ногами, в конце концов уступали. Если ребенку удавалось добиться своего по большей части именно таким способом, то, естественно, в более позднем возрасте он продолжал настаивать на желаемом при помощи истерик, воплей и швыряния на пол посуды. Обобщение: «Чтобы получить то, что хочешь, надо закатить хорошую истерику». Опущение: «Есть только один верный способ добиться своего: хорошая истерика». Искажение: «Если не дали того, что просил, — значит, плохо старался: истерика была недостаточно сильной».

Если в модели мира с детства образовался существенный перекос, соответственно, по-другому будет формироваться вся система. Если удалось найти и скорректировать реально мешающие жить обобщения, опущения и искажения, автоматически меняется вся модель мира и в жизни человека начинается мощный прорыв по всем направлениям.

8. Не бывает неудач, есть только приобретенный опыт

Проведем еще один небольшой эксперимент. Давайте вспомним какой-нибудь не самый значительный опыт из своей жизни, который можно было бы назвать «неудачей». Просим обратить внимание, что речь идет именно о неудаче, а не о несчастье или, не дай Бог, о горе. Сразу оговорим, что в целях вашей безопасности на начальном этапе можно брать «не очень приятный опыт» не больше, чем на 3–4 балла по десятибалльной шкале. Это должны быть ситуации типа «провалил экзамен», «поругался с начальником», «не смог объясниться с парт­нером», «опоздал на поезд» и т. д. Когда можно будет брать ситуации более серьезные, мы сообщим.

Сейчас мы поочередно будем мысленно задавать себе по поводу этой ситуации два комплекса вопросов, честно отвечая про себя на каждый из них. Задача — отследить, как отреагирует ваше тело на первый комплекс вопросов и как оно отреагирует на второй.

Итак, начали:

Что произошло?

Кто виноват?

Почему это случилось?

Какие ограничения у меня появились после этой ситуации, чего я стал бояться?

Обратите внимание, как отреагировало тело: возможно, это напряжение (в какой части или частях тела?), возможно, это ощущение тяжести (в каком месте?), а может быть, ощущение слабости и вялости (где именно?). Возможно, что-то еще?

Теперь давайте стряхнем с себя все эти ощущения любым удоб­ным для тела способом и перейдем ко второму комплексу вопросов:

1. Что произошло и как я узнал об этом результате?

2. Чему я научился благодаря этой ситуации, какой важный и ценный для себя опыт я приобрел?

3. Какие новые способности и возможности появились у меня благодаря этой ситуации?

4. Какие новые способности я стал в себе развивать благодаря этой ситуации?

5. В каких жизненных контекстах в будущем я смогу применять свои новые способности и возможности?

Обратите внимание, как прореагировало тело на второй комплекс вопросов: может быть, отпустило напряжение, возможно, появилось ощущение легкости или ощущение упругости там, где была вялость? Что-то еще?

Как вы думаете, какой из этих двух комплексов вопросов «правильный», а какой «неправильный»? Ответ очевиден: оба «правильные» и оба «неправильные». Суть в том, как нам думать полезнее, и за критерий полезности мы взяли ощущения, испытываемые нашим телом в ответ на предлагаемые комплексы вопросов. И теперь каждому конкретному человеку предстоит осознать, какие именно ощущения стимулируют его к нужным в данной ситуации действиям и какой комплекс вопросов в связи с этим ему более полезен.

9. В каждый момент жизни человек располагает всеми необходимыми ресурсами для нужных ему изменений

Есть известная притча о Мастере чайной церемонии, который жил когда-то в своей стране и сотни людей стекались к нему, чтобы иметь счастье любоваться его искусством. Действительно, во всем, что касалось чайной церемонии, ему не было равных.

Как-то раз, гуляя рано утром по окрестностям города, Мастер чайной церемонии увидел возмутительную сцену: какой-то ронин приставал к женщине. Наш Мастер вмешался и сказал ронину, что тот ведет себя недостойно звания воина. Ронин женщину отпустил, но затем развернулся к Мастеру чайной церемонии и объявил, что вечером ждет его на этом же месте для поединка на мечах.

Опечаленный, Мастер чайной церемонии пошел проститься с родными и близкими и, конечно, заглянул и к Старому Мастеру, тому самому, который в свое время и обучил его искусству чайной церемонии.

Не понимаю причин твоей печали, — сказал Учитель, выслушав рассказ своего ученика. — Ведь ты — Мастер чайной церемонии!

Но я никогда не держал в руках меча…

Это ничего не значит, — ответил Учитель. — Взяв в руки меч, войди в состояние, в котором ты обычно совершаешь обряд чайной церемонии, а дальше все разрешится само собой.

Воспрянув духом, Мастер чайной церемонии пришел на место назначенного поединка, взял в руки меч и, как велел Учитель, вошел в состояние совершения обряда чайной церемонии и сделал в этом состоянии несколько движений мечом…

И произошло чудо. Стоявший напротив ронин отбросил свой меч, поклонился и отказался от поединка: он увидел перед собой Мастера.

Все мы в чем-то Мастера, только в одних ситуациях мы обладаем необходимыми качествами для нужного нам поведения, а в других — нет. В НЛП мы часто занимаемся переносом ресурсов из одного контекста в другой, причем здесь имеется следующий парадокс: чем больше ресурсов мы из ресурсной ситуации берем, тем больше их в ней остается.

10. Вселенная — сфера дружественная

Иногда еще это предположение звучит так: Реальность равна соглашению.

Это значит, что какой мы нашу реальность привыкли или хотим увидеть, такой она для нас и будет. Мир с удовольствием подстраивается под наше видение, реальность охотно принимает форму наших убеждений. Если человек привык жить в метафоре «Жизнь — борьба», то жизнь ему в изобилии «поставляет» ситуации, где есть с кем и с чем побороться. Если человек живет в метафоре «легкого бытия», то все у него будет складываться легко и без лишних усилий (не путать с привычкой перекладывать ответственность на других — это уже другая метафора).

Перейдем к последнему эксперименту в разделе «Базовые предположения». Давайте на секунду притворимся, что мир враждебен по отношению к нам: обратите внимание, как сразу же изменилось дыхание, напряг­лись мышцы и появились еще какие-то ощущения.

Теперь сбросим удобным для тела способом данное допущение и связанные с ним ощущения и снова притворимся — но на этот раз что мир настроен по отношению к нам чрезвычайно доброжелательно. И затем вновь обратимся к своему телу, осознавая, какие ощущения мы начинаем испытывать, живя в метафоре дружественного окружения. Теперь сделаем осознанный выбор, в которой из метафор нам жить приятнее и комфортнее.

От «объективной реальности» тут мало что зависит. Некоторые люди, понятия не имеющие, что такое реальная война, умудряются ее себе организовать и в самой что ни есть мирной жизни: достаточно вспомнить жесткий бизнес-мир или закулисные театральные интриги. Но в названных сферах есть немало людей, умудряющихся не интриговать и не воевать. Более того, есть воины-профессионалы, не вылезающие из горячих точек, для которых каждый прикрывающий их кустик — друг.

Вспомним знаменитого Василия Теркина, вспомним мушкетеров, живших в обстановке постоянных боев насмерть. Война не мешала Теркину шутить и балагурить, поднимая настроение и боевой дух всем вокруг. А королевские мушкетеры находили достаточно времени в перерывах между схватками с гвардейцами кардинала для всех радостей жизни: их с избытком хватало и на любовь, и на дружбу, и на хорошее вино.

У вас есть вопросы?
Задайте их нам!

Латвия, Ройский район,
г. Роя, улица Капу, д.6

При использовании материалов ссылка на сайт обязательна Copyright © 2009-2017